Шуотой – чеченский тукхум

        14 Март 2012              Прокомментировать

Шуотой

Территория тукхума Шуотой начиналась у самого входа в Аргунское ущелье и заканчивалась к югу селением Нихалой. В нее входили также селения боковых ущелий по течению Аргуна.

В тукхум Шуотой входили следующие чеченские тейпы: Варандой, Вашандарой, ГIаттой, Зумсой, Келой, Маршалой, Нижалой, Нихалой, Пхьамтой, Саьттой, Тумсой, Хаьккой. 

Аргунское ущелье – одно из крупнейших по протяженности ущелий Кавказа. Оно тянется почти сто двадцать километров: от Хевсуретии  до Черных гор и выходит на Чеченскую равнину. Аргунское ущелье расположено в самом сердце Чечни. Слева находятся ущелья Нашха, Кэй и Акки-мохка, справа – каньоны Шароя, ущелья Чеберлоя и горные долины Ичкерии.

Аргунское ущелье с древнейших времен было важнейшей дорожной артерией Чечни. Через него проходили важнейшие пути в Грузию, Дагестан, Осетию. На перекрестках этих дорог, а также в наиболее стратегически важных местах, строились башенные укрепления.

Именно по Аргунскому ущелью, наряду с Дарьялом, проходил путь из Европы в Азию, из России в Закавказье и Переднюю Азию. Русские посольские и торговые миссии следовали в Грузию именно по этому пути вплоть до конца XVIII века.  Об использовании ее чеченцами в конце XIX – начале XX века писал Н.С. Иваненков: «Дальше на юг продолжение этой дороги обращается в вьючную тропу, которая ведет в пределы Тифлисской губернии. По этой же дороге, перевалив через главный хребет гор, можно доехать и до столицы Грузии – Тифлиса, и этим путем население пользуется, идя в Грузию на заработки».

Орды  кочевников неоднократно пытались с севера прорваться по этому ущелью в Закавказье, но никогда им это не удавалось.  Арабские войска в IX–X веках штурмовали башни и башенные селения воинственных горных племен, которые мужественно отражали их попытки пройти по этому ущелью на север, прикрывая равнины родственных им алан.

В Раннем Средневековье здесь была достаточно безопасная дорога, которая содержалась в порядке жителями близлежащих селений.

Следует отметить, что дopoгa в менталитете чеченцeв нe пpocтo кoнкpeтнoe пoнятиe, a нpaвcтвeннaя кaтeгopия. C древних времен вce, чтo oтнocилocь к дopoгe, cчитaлocь cвящeнным. Coглacнo поверью, чeлoвeк, пpoлoживший дopoгy или пocтpoивший мocт, зacлyживaeт paя. Слeдить зa cocтoяниeм дopoги, пpoxoдящeй мимo ceлeния, cчитaлocь кoллeктивнoй oбязaннocтью вcex eгo житeлeй. Kpoмe тoгo, oни нecли мopaльнyю oтвeтcтвeннocть зa вcex пpoeзжaющиx пo этoмy oтpeзкy пyти и дoлжны были oкaзывaть гocтeпpиимcтвo зaпoздaлым пyтникaм. Жecткий зaпpeт налагался нa вce, чтo мoглo ocквepнить дopoгy, пoвpeдить ee. Heльзя былo бpaть c дopoги дaжe кaмeнь, зaнимaть пядь зeмли, oтнocящeйcя к нeй, a paзpyшение мocта вообще cчитaлocь cтpaшным пpecтyплeниeм. У чеченцeв cлoжилacь ocoбaя этикa oтнoшeний в дopoгe. Понятие «нaкъocт» (cпyтник, пoпyтчик) имeeт в чeчeнcкoм языкe и знaчeниe “дpyг, тoвapищ”.

C давниx вpeмeн в гopax cyщecтвoвaли дopoжныe гocтиницы, кoтopыe cтpoилиcь oбычнo y peки или poдникa. B них вoзвoдили oчaг или кaмин, пoл зacтилaли звepиными шкypaми. Обычнo тoт, ктo нoчeвaл или ocтaнaвливaлcя здecь нa oтдыx, ocтaвлял здecь чacть cвoeй пищи, a oxoтники — шкypы, oлeньи и тypьи poгa — в дap cвятым, пoкpoвитeльcтвyющим пyтникaм.

Coглacнo вайнaxcкoй мифoлoгии, людeй в пyти, ocoбeннo в нoчнoe вpeмя, oxpaняли тapaмы — дyxи, двoйники чeлoвeкa. Ритyaльнocть вceгo, чтo cвязaнo c дopoгoй, вocxoдит к тeм дaлeким вpeмeнaм, кoгдa y чeчeнцeв cyщecтвoвaл кyльт дopoги.

Справа и слева вдоль течения Аргуна расположены боковые ущелья, через которые в него впадает множество мелких рек. На этой территории вплоть до Итум-калинской котловины жили чеченские тейпы, входившие в тукхум Шуотой.

В этих ущельях еще сто лет назад располагались многочисленные селения. Некоторые из них состояли из одних башен, жилых и боевых, некоторые имели внутри села или на окраине, чаще всего на возвышенности, укрепленные замки.

Чеченские башни подверглись интенсивному разрушению во время Кавказской войны. Много башен было разрушено и разобрано во время строительства военных укреплений русской армии: Евдокимовского, Шатойского, Воздвиженского. Камни использовались для строительства крепостных стен. Для того чтобы построить одну крепость, разбирались десятки башен в округе. По информации Н.С.Иваненкова, для постройки Евдокимовского укрепления у местных жителей было куплено и разобрано двенадцать каменных башен. Согласно А.П.Берже,  две башни у входа в Аргунское ущелье были разрушены при строительстве Воздвиженского укрепления (на месте селения Чахкери). При строительстве военного укрепления в Зонах также была разрушена боевая башня на окраине селения. Немало башен и древних могильников разрушили при расширении дороги вдоль берега Аргуна. Большинство найденных в то время различных предметов из могильников (статуэтки, украшения, культовые предметы, оружие) самых разных эпох просто вывезли. Они навсегда утрачены для истории чеченского народа.

Несмотря на существенные потери, в Аргунском ущелье сохранилось много памятников архитектуры. В плане археологического изучения его можно назвать «terra incognita».

Несмотря на варварское уничтожение древних сооружений, особенно последние двести лет, здесь сохранилось много памятников архитектуры: башен, склепов, святилищ, каменных стел, а также священных родников, заповедных рощ, с которыми связаны легенды и предания.

Так, на западном склоне хребта БIен-дук, который тянется по правому берегу Аргуна, параллельно его течению, недалеко от селения Зонах, находится обрыв «Кхо йоъ еха боьра» (обрыв, где обитают три девы). Согласно преданию, на вершинах этих скал обитали три божественные девы: Маьлх-Азни, Дарий-Ден-Куока и Дийка-Дела-Йоъ. Предводитель нартов Сеска-Солса каждый день, утром и вечером, появлялся  здесь на своем сказочном коне, который совершал прыжки с хребта БIен-Дук на гору Ерди-Корт, а с Ерди-Корт перепрыгивал на вершину Нохчийн-барз. Сестрам надоели ухаживания Сеска-Солсы, и они вместе со своей матерью Сатой переселились на вершину Дакох-Корт, которая находится в Майсте, на границе с Хевсуретией. У жителей Майсты было поверье, согласно которому на вершине горы Дакох-Корт живет Дийка – богиня добра и справедливости, научившая людей различать добро и зло.

Впервые в этнографическом очерке А.Ипполитова упоминаются две боевые башни у въезда в селение Шатой с севера, на левом берегу Аргуна. Согласно легенде, которая приводится многими авторами, эти башни были построены двумя братьями. По преданию, один из братьев убил другого в ссоре, возникшей из-за пленницы, сам же покинул навсегда родные места. Башни со временем разрушились.

На самом же деле, вероятнее всего, эти башни были сторожевыми и контролировали проходящую рядом дорогу. Подтверждением этому может служить и тот факт, что боевые башни (а шатоевские башни являются боевыми) практически никогда не использовались как жилые и, в общем, не были приспособлены для этого.

Боевая башня Гучан-Кале расположена  на правом берегу реки Аргун, на высоком скалистом мысе, который образует небольшая речка Гучан-эрк, впадающая в Аргун.  Она выложена из тщательно подобранных, а в некоторых случаях хорошо обработанных камней разной величины, на известковом растворе. Башня – четырехэтажная, у самого верха имеет балкончики для стрельбы – машикули. При этом машикули на фасаде и задней стене уже, они крепятся на двух каменных подпорках, а в боковых стенах – шире, на трех подпорках. Межэтажные перекрытия не сохранились, но остались угловые камни, на которые опирались балки оснований. Кровля почти полностью разрушилась, поэтому ее характер не угадывается.

Юго-западная стена является фасадом. На ней расположен дверной проем на уровне первого этажа, а также два окна – на втором и третьем этажах соответственно. Арка входного проема выполнена напуском конусообразных камней. С внутренней стороны проем расширяется, образуя в стене углубление со стрельчатой аркой. На втором этаже со стороны фасада расположено окно. Арка окна изготовлена из каменного монолита. Над окном – два крестообразных узора, а выше  углубленное изображение Т-образного знака. На уровне третьего этажа также расположено окно с аркой из монолита, а над ним три крестообразных знака.

Северо-западная стена снабжена четырьмя бойницами, на третьем этаже расположено окно с аркой. Слева от окна – каменная плита. Кроме того, на стене – крестообразные узоры и Т-образный знак, как и на других стенах.

Юго-восточная стена имеет окно на уровне третьего этажа, прикрытое со стороны склона широкой каменной плитой (необычная деталь для чечено-ингушских башен). Здесь расположено также три бойницы: две (узкие) – на втором этаже, одна (широкая) – на третьем. Стена также украшена крестообразными узорами и Т-образным знаком.

Согласно фольклорным источникам, эта башня называлась ГIонат-гала– «крылатая башня». Это имя ей дал полководец Тамерлана, который не смог взять штурмом башню и селение.

Не являются убежищем и башенные постройки в скальных разломах у северной окраины селения Нихалой. В наше время к ним уже невозможно подобраться. Башня имела три этажа, потолком и полом  ей служили скалы. Подобная же башня была и при въезде в селение Башин-кале, на высоком утесе. Сегодня от нее остался только один угол. И нихалойская, и башинкалинская башни являлись частью сигнальной системы.

        Рубрика: История Чечни, Чеченские Тукхумы.                    

Оставить свой комментарий