Нашх – историческая область на западе Чечни

        10 Март 2012              Прокомментировать

Тукхум НашхНашх

Нашх – это историческая область на западе Чечни,  у истоков реки Гехи. На западе она граничит с Акки-мохк, на юге – с обществом Терла, на востоке – с Пешхом.

Согласно чеченским преданиям, в Нашхе находилась древнейшая столица чеченцев. Здесь родился легендарный герой Чечни – Турпал Нахчо. Отсюда вышли все коренные чеченские тейпы, и расселились на восток и север, от Ичкерии до берегов Сунжи и Терека.

В старинной чеченской песне поется: 

 

Как от удара шашки о кремень сыплются искры,

Так мы рассыпались от Турпала Нахчо.

Мы родились ночью, когда щенилась волчица.

Нам дали имя утром, когда барс ревом своим

Будил окрестность.

Вот мы кто, потомки Турпала Нахчо.

Когда перестает дождь – небо становится ясным.

Когда сердце бьется свободно в груди – глаза не льют слез.

Так вверимся Богу. Без него нет победы.

Не посрамим славы нашего турпала Нахчо!

 

В Нашхе почти до середины XIX века хранился огромный медный котел[1]. Он был украшен  продольными пластинами, на которых были выбиты названия коренных чеченских тейпов. Котел был распилен на пластины по приказанию имама Шамиля, который всегда стремился уничтожить все, что связано с древней историей чеченцев, будь то башни или старинные грамоты и рукописи. В Нашхе же, по преданию, хранилась национальная хроника – къоман тептар, рассказывающая о происхождении коренных чеченских тейпов и национальная печать – къоман мухар.

В Нашхе долгие годы собирался Мехк кхел – Совет страны, в который входили представители вольных нахских обществ.

Чеченцы, живущие в XIX веке, считали, что именно в Нашхе нормы чеченского права сохранились в первозданной чистоте, и старейшины из других районов Чечни посылали туда истцов для проверки правильности вынесенного приговора. Это служит подтверждением тому, что предания многих ичкерийских и чеберлоевских тейпов об их происхождении из Нашха, не просто поэтический вымысел, а исторический факт.

Нашх, вероятно, был своего рода перевалочным пунктом для чеченских племен при их миграции с запада на восток. О том, что нахские племена в древности занимали западные области Кавказа, свидетельствует топонимика этих мест, подтверждают это и некоторые исторические источники, например, «Армянская география VII века» Анания Ширакаци, а также труды античных авторов.

По всей видимости, под Нашхом до XIV–XVII веков (период массовой миграции чеченцев с запада на восток и с юга на север) подразумевалась или более обширная территория, или столица страны нахов.

По мнению Ю.Д. Дешериева, чеченцы как этнос сложились на территории к западу от Аргунского ущелья. Именно здесь они осознали себя как единый народ – «къам» и единство страны – «мохк». Здесь зародились основы чеченской духовной культуры, сформировались религиозные культы, мифология чеченцев[2].

Еще в Средние века, независимо от того, где они жили, на самом востоке Чечни, на границе с Дагестаном, или на западе, в ущелье реки Асса, чеченцы ощущали себя едиными по языку и происхождению.

Передвигаясь в поисках новых земель на восток и север, чеченцы не забывали о своих истоках. Даже в наше время, совсем еще недавно, старики, задавая человеку вопрос о его происхождении, спрашивали: «Из Нашха ли происходит ваш тейп?»  То есть, является ли он древним, знатным.

В Галанчожской котловине сохранилось много культовых мест, с которыми связаны различные легенды, например, утес Мюйти. Согласно преданию,  это был камень, на котором сидел старейшина Мюйта, председательствуя на собраниях чеченского Мехк кхела, Высшего Совета страны.

Само озеро Галанчож считалось священным, упоминанием его духов скреплялись клятвы. Сохранилась легенда, повествующая о его возникновении:

«Близ аула Ялхарой, в месте называемом Амка, было прежде озеро. Однажды одна женщина со своей дочерью отправились на берег озера и стали стирать грязные пеленки в его хрустальной воде. Дух озера за это осквернение обратил обеих женщин в камни, которые и теперь еще виднеются у Амка. Но и озеро не захотело больше оставаться в оскверненном ложе. Оно обратилось в чудного рослого быка, который перешел скалистый кряж и спустился вниз с почти отвесной высоты. Затем бык подошел к тому месту, где теперь лежит озеро, и где прежде были расположены пахотные участки. Толпа людей, занятых полевой работой, увидев быка, подошла к нему; все дивились его росту и заспорили между собою; одни говорили: давайте, впряжем быка в плуг; другие говорили: нет, не трогайте его, это божий бык. Однако голоса тех, которые хотели запрячь быка, пересилили, и божий бык был подведен под ярмо. Когда он вел первую борозду, – в ней выступила грязь; при второй борозде стало еще мокрее; при третьей – из земли выступила вода, при четвертой – вода хлынула стремительно, затопила поле и всех людей, запрягших чудесного быка, который затем исчез в водах озера»[3].

Озеро Галанчож и его окрестности были когда-то культовым центром чеченцев. Особо здесь чтился, помимо других общечеченских культов, культ божества плодородия Тушоли. У селения Вийлах сохранилось каменное изваяние этого божества.

Согласно историческим источникам XVIII века, Галанчож являлся в свое время центром распространения христианства среди чеченцев. По свидетельствам путешественников, здесь еще в конце XVIII столетия сохранялись христианские храмы, которые, правда, к тому времени уже утратили культовое значение.

В конце XVII века в Галанчожской котловине и вокруг нее жили чеченские тейпы Акхий, Нашхой, Пешхой, Цечой, Галай, Мержой, Ялхарой, которые, по преданию, в более древние времена объединялись одним племенным названием «Балой».

Приблизительно с начала XVIII века собственно Нашхом стала называться территория в верховьях реки Гехи, включавшая селения Моцарх, Чармах, Хайбах, Тестарх, Хилах, Могуст, Хижигхо. По преданию, их основали шестеро братьев.

Нашх – удивительный по красоте край. К югу склоны гор пологи, на них до сих пор сохранились следы древних террас, на которых возделывались пшеница, овес, ячмень, овощные культуры. К северу горы становятся высокими, скалистыми, обрывистыми, особенно вдоль течения реки Гехи. Каменные утесы самой причудливой формы, водопады, естественные пещеры, одинокие сосны на каменистых вершинах придают этой местности чудесный, неземной облик. Речка Гехи узкой змейкой серебрится на дне глубокой пропасти, потом вдруг исчезает под землей, чтобы снова появиться на поверхности.

Нашх – это страна цветов. Такого обилия и разнообразия цветов, наверное, нет нигде на земле. Это очень благодатный край, здесь очень много фруктовых садов, густые заросли малины, ежевики привлекают сюда большое количество медведей.

При всем этом Нашх совершенно безлюден. Все жители его были высланы в 1944 году, а села разрушены войсками НКВД. Выселение сопровождалось массовыми расстрелами и казнями, в одном только селении Хайбах было сожжено живьем 700 человек.

Многие жилые башни были подожжены и взорваны. И сегодня в Нашхе при большом количестве древних селений почти не осталось памятников архитектуры.

В селении Хайбах сохранилось сооружение, которое представляет собой классический тип вайнахской башни с пирамидальной кровлей. Она была построена в XVII веке, а в наше время реставрирована. На стенах башни много петроглифов, а пирамидальную кровлю завершает белый конусообразный камень – цIурку. К северу от боевой башни – руины комплекса, состоящего из боевой и жилой башни, от него остались только часть стен и отдельные детали.

К западу от селения Моцарх, на отвесной стене горы Нашхойн-Лам сохранилось башенное убежище. Оно находится на высоте более десяти метров от склона и представляет собой скальные ниши в три яруса, заложенные камнями, с дверными и оконными проемами. В прежние времена в таких убежищах пастухи и путники укрывались от случайных нападений или могли жить кровники, скрываясь от мести врагов.

По преданию, к северу от села Могуст, когда-то располагалась дорожная гостиница – Хьаша б1е. Такие гостиницы обычно строились у родников и представляли собой небольшой домик с камином или очагом, в котором могли переночевать два-три человека. Они предназначались для странников, охотников и пастухов. Обычно тот, кто ночевал или останавливался здесь на отдых, уходя, оставлял часть своей пищи, а охотники – шкуры, оленьи и турьи рога – в дар святым, покровительствующим путникам.

В Тестархой сохранилось несколько жилых башен, в которых люди жили вплоть до выселения в 1944 году.

От села Чармах остались только руины башен. Недалеко от селения, на окраине древнего кладбища, стоит крестообразная стела, с которой связана старинная легенда. Она гласит: «В давние времена, жила здесь красивая девушка, которая была очень гордой и своенравной. Многие сватались к ней, но никому она не отдавала предпочтения. И вот один юноша решил, во что бы то ни стало, жениться на ней. Он собрал дружину, чтобы захватить ее силой. Но, узнав, что они приближаются к ее селу, девушка произнесла заклинание, и все они превратились в камни. Эти камни до сих пор можно видеть на склоне горы, у селения Чармах»[4].

Селения Моцарх, Хижигхо, Хийлах, лежат в руинах. Те боевые и жилые башни, которые не разрушили люди, не пощадило время. Безжизненно и бесстрастно взирают их развалины на окружающий мир.

 

 

 


[1] Кобычев В.П. Расселение чеченцев и ингушей в свете этногенетических преданий и памятников их материальной культуры // Расселение чеченцев и ингушей в свете этногенетических преданий и памятников их материальной культуры // Этническая история и фольклор. – М., 1977. – с.165

[2] Дешериев Ю.Д. Сравнительно-историческая грамматика нахских языков. – М., 1960

[3]

[4]

        Рубрика: История Чечни, Чеченские Тукхумы.                    

Оставить свой комментарий