Мелхиста – древняя историческая область Чечни

        10 Март 2012              Прокомментировать

Тукхум МелхистаМелхиста

Мелхиста – древняя историческая область Чечни, расположенная на левом берегу Аргуна, на границе с Грузией, между руслами рек Меши-Хи и Бяста-Хи. Мелхиста в переводе с чеченского – «страна солнца». Название это, вероятно, связано с тем, что солнце считалось тотемным предком чеченского племени, жившего здесь. Хотя есть и другое предположение: дело в том, что южные склоны хребта Коре-Лам, на котором находилось большинство селений Мелхисты, круглый год освещены солнцем.

В тукхум Маьлхи входили следующие тейпы:

Баьстий, Бенастхой, Италчхой, Камалхой, Кхоратхой, Кеганхой, Меший, Саханхой, Тератхой, Джархой, Эрхой, Iамхой. 

В древние времена основным религиозным культом здесь, как, впрочем, и во всей Чечне, было поклонение Солнцу. Пережитки его в разных формах долго сохранялись у нахов. До нашего времени сохранилась у чеченцев клятва Солнцем и выражение: «Малх санна цІена», то есть чистый, как Солнце, или святой, как Солнце. На башнях и склепах в Мелхисте много солярных знаков: и виде креста, и в виде круга с лучами, и в виде ромашки.

Остались в Мелхисте и следы былого христианства. Прежде всего в топонимике, например, в названии селения Джарие – «Крестовое», которое расположено по правому берегу Меши-хи, а также Джарие-Хьостуй – «Крестовый родник», расположенный недалеко от селения. Можно отнести к христианскому изображение в виде распятия на боевой башне в Цой-Педе, а также изображение человеческой фигуры с копьем, по всей видимости, Святого Георгия, который был очень почитаем на Кавказе и отождествлялся с древним богом Солнца.

Именно здесь, по преданию, собиралось в прошлом общечеченское войско. Как гласит легенда, в далекие времена, в Мелхисте, у подножия самых высоких гор, в ущелье, где быстрое течение Аргуна образует широкую дельту, один раз в год собирались чеченские воины. Как бы далеко они ни жили, каждый из них должен был прибыть сюда в назначенный день, пока не взошло солнце. Того, кто приезжал последним после восхода солнца, ждала казнь. Таков был закон, установленный Высшим Советом страны – Мехк кхелом. Однажды, торопясь на очередной сбор, скакал по ущелью воин, зная, какое суровое наказание ждет его, если он опоздает. Но, увидев солнце, поднимающееся над вершинами, и стройные ряды воинов, он замедлил бег коня. «Ты опоздал, воин. Следуя закону, мы должны казнить тебя – сказали ему старейшины, входившие в Высший Совет страны, – Но сначала ты должен назвать причину». Молчание нависло над ущельем, только мерный гул Аргуна нарушал тишину. Ни слова не произнес воин, опустив голову и приготовившись к смерти. «Ты должен назвать причину,» – повторил старейшина. «Я вчера женился, – произнес воин тихо, – Но узнал, что моя невеста любит другого. И решил погибнуть, чтобы она получила свободу и могла соединиться с любимым».

Но тут послышался стук копыт, и люди увидели всадника, несущегося на быстром коне. «Подождите! Я приехал последним, казните меня!» – крикнул он. И когда спросили у него причину, по которой он опоздал, воин ответил: «Вчера девушка, которую я любил, вышла замуж. Зная, что ее жених может опоздать на сбор, я, приехав сюда пораньше, ждал его, спрятавшись в ущелье. И увидев его, сразу же поехал вслед за ним. Я не хотел, чтобы его смерть омрачила жизнь девушки, которую я любил. Я же готов к смерти». Удивились старейшины и ушли на совет. Наступил полдень, прошел вечер, и только поздно ночью они вынесли свой приговор: «Пока среди нас есть такие благородные люди, ничто не угрожает чеченской земле. Мы отменяем суровый закон предков. Пусть больше никогда по этой причине не прольется чеченская кровь в ущелье Мелхисты»[1].

Когда-то Мелхиста была густо населена. Здесь насчитывалось до четырнадцати селений. Доза, Банах, Комалх, Коратах, Джарие, Бенист, Сахана, Икалчу, Тертие, Меши – их развалины раскинулись по ущельям Аргуна и Меши-хи, в основном по южному склону хребта Коре-Лам, мрачным безмолвием подчеркивая бренность жизни и вечность смерти и камня. Словно печать заклятия довлеет над башнями, в которых еще полвека назад бурлила жизнь и кипели человеческие страсти.

Но, более всего, поражает мрачным великолепием Цой-Педе – древний культовый центр Мелхисты. Цой-педе – это, прежде всего, некрополь, город мертвых, состоящий из полусотни каменных склепов. К тому времени, когда строились склепы, в Мелхисте существовал общевайнахский языческий пантеон, и мелхинцы поклонялись Деле, Тушоли, ЦІу. Именно божеству ЦІу было посвящено селение Цой-педе, что отразилось в его названии.

При входе в город мертвых, у тропы, стоят два столпообразных сооружения. Это сиелинги – языческие святилища. Возле них выполнялись разного рода культовые ритуалы и приносили в жертву животных. Кроме того, отправляясь в путь, в специальные чаши, посвященные божеству, люди клали деньги, кольца, серьги и другие ценные вещи, и никто до них не дотрагивался. Считалось, что тот, кто возьмет что-либо из этих вещей, в наказание будет лишен разума.

Сразу за святилищами располагаются склепы, которые разбросаны небольшими группами по северному склону горы. Склеп, или по-чеченски малх-каш, то есть солнечная могила – это прямоугольная постройка в виде домика, выложенного из камней, на известковом растворе. Наружные стены некоторых склепов замазаны глиняно-известковым раствором. Крыши у склепов в основном двускатные, сложены из широких сланцевых плит, но встречаются постройки с плоской кровлей и с пирамидальной. Некоторые склепы состоят из двух помещений, одна из которых служила поминальной камерой. В ней вдоль стен выложены скамьи из камня, и устроены ниши для свечей. В поминальной камере родственники в дни священных праздников пили ритуальное пиво и поминали покойных. В фасадной стене склепа устроен лаз – четырехугольное отверстие, обрамленное каменной рамкой. Старики утверждают, что в старые времена эти отверстия закрывались специальными каменными плитами. Очень часто камни с лицевой стороны склепов украшены петроглифами, они охраняли склеп от темных сил. Чаще всего это свастики, кресты, спирали. Кроме того, на некоторых склепах сохранились знаки, которые, вероятнее всего, были своеобразными фамильными гербами. Над лазом одного из склепов на северо-восточной стороне некрополя в стену встроен, хорошо обработанный камень округлой формы, напоминающий человеческий череп. Он почти зеркально гладкий, по всей видимости, от постоянного прикосновения человеческих рук. Внутри склепов, вдоль стен, устраивались каменные полки в два-три ряда, на которых укладывали покойников. Рядом с умершим оставляли оружие, предметы домашнего обихода, которые, по представлению их родственников, могли им понадобиться в ином мире. Хотя большинство склепов было разграблено после выселения местных жителей в 1944 году, но до сих пор в некоторых из них чудом сохранились изделия из керамики и дерева, стрелы, женские украшения.

Возникновение и существование коллективных склеповых захоронений датируется XII-XIV веками. Народные предания по-разному говорят об их происхождении. Согласно одной из легенд, склепы начали строить во время эпидемий, когда люди оставляли свои селения, спасаясь от мора, и некому было хоронить умерших. Больные сами приходили в склепы и умирали на каменных полках.

Сведения о страшной эпидемии в Мелхисте сохранились в легенде об Ун-нане и мелхинцах. Ун-нана, богиня болезней, посетила празднество, посвященное богине плодородия Тушоли. Но во время ритуального шествия она посчитала, что молящиеся оскорбили ее своим невниманием, и наслала на них заразные болезни[2].

Над склепами возвышается боевая башня. Она снабжена множеством бойниц, а у самого верха – машикулями. На камни башни нанесены петроглифы – магические знаки, которые должны были оберегать башню и воинов от врага.

К югу от «города мертвых» находилось прежде селение Цой-Педе, отделенное от некрополя прочной каменной стеной, примыкающей к башне. Это было большое по масштабам горной Чечни селение. Как говорят старики, в Цой-Педе из одних только ворот выезжало шестьдесят воинов на одинаково серых конях. Оно было очень хорошо укреплено. С северной стороны его прикрывала боевая башня и высокая каменная стена, с юга – высокий, неприступный обрыв, с юго-восточной стороны, над Аргуном возвышается мощный замок. Селение Цой-Педе было разрушено в результате междоусобной войны. Как рассказывает легенда, три месяца осаждали его враги и не могли взять. В Цой-Педе жила девушка, возлюбленный которой находился в стане врагов. Поздней ночью она поднялась на стену и указала осаждавшим безопасный проход со стороны пропасти. Враги ворвались в селение, и оно было разрушено до основания.

Вследствие удаленности от равнины и хороших естественных укреплений и фортификационных сооружений, построенных по всему Аргунскому ущелью, до Мелхисты редко доходил внешний враг. Но междоусобные войны, кровная месть терзали эту землю. Подобное положение старики-мелхинцы объясняли проклятием Ун-Наны, богини болезней. Когда-то, в Цой-Педе жили три брата – Цатеш, Матеш и Макхера. Они совершали поминки по своей матери и приносили в жертву скот. Все именитые мелхинцы собрались здесь. Туда пришла и Ун-Нана, чтобы пустить на людей заразу. На плечах у нее висели переметные сумы, полные золы. «Если мы не убьем Ун-нану, то она погубит наших гостей» – подумали братья и ударом сабли отсекли ей голову. Голова Ун-наны покатилась по склону и пробормотала: «Да не придет моровая болезнь в Мелхисту, да не иссякнут война и вражда среди мелхинцев»[3].

Согласно преданиям, редкий мужчина в Мелхисте доживал до сорока лет. Обычной была гибель от пули или кинжала кровника. Кроме того здесь был обычай, по которому, если человек добивался славы и становился известным и авторитетным, то любой мелхинец почитал своим долгом убить его.

Действительно, все в ущельях Мелхисты напоминает о том, что люди, которые жили здесь, находились в состоянии войны всех со всеми.

К северу от Цой-Педе, на самой вершине хребта Коре-лам, расположено башенное селение Коротах. На его восточной окраине находится башенный комплекс, состоящий из боевой и жилой башен, а также высокой каменной стены, примыкающей к ним. По всей видимости, первоначально это было строение замкового типа. Чуть ниже видны руины жилой башни и хорошо сохранившийся двухэтажный склеп с пирамидальной кровлей. К западу от комплекса, вверх по склону, руины многочисленных жилых башен, ниже – некрополь. К югу от селения Коротах – развалины трех башен, которые можно отнести к полубоевым, они очень массивны, гораздо выше обычных жилых башен и имеют машикули. Они расположены таким образом, чтобы в случае осады можно использовать оборонительные возможности всех трех башен.

К востоку от селения Коротах лежат селения Комалх, Банах – на левом берегу Аргуна и Доза – на правом. Посередине меж этих трех аулов сохранилось живописное место, которое называлось Узум-меттие – «Место, где исполняются песни». В Средние века, во время священных празднеств жрецы пели здесь культовые песни, и когда раздавались звуки песни, жители окрестных селений знали о начале религиозных церемоний[4].

Вверх по ущелью реки Меши-хи, вдоль хребта Коре-лам, лежат руины селений Икалчу, Бенист, Сахана, Тертие, Мешиех.

Селение Меши  было описано русским исследователем К.Ганом, в начале XX века посетившим горную Чечню: «Самый дом Цотеша, расположенный над глубоким оврагом, представляет из себя громадную четырехугольную башню в три этажа, с некоторыми пристройками. Она построена из громадных глыб шифера сухой кладкой. Пройдя большой мощеный двор, окруженный высокой стеной, мы через низенькую дверь вступили в нижний этаж; это темное помещение без света, где помещается скот. Карабкаясь в темноте по узенькой каменной лестнице, мы скоро очутились во втором этаже, где живут женщины. Хотя комнаты эти содержатся чище, чем у хевсур, но они также довольно темны и потолки сильно закопчены дымом. На стенах стоят или висят большие медные и оловянные тазы, тут же помещаются большие сундуки с богатой резьбой. Пол земляной; комната плохо освещается немногими маленькими отверстиями в стене. Плохо приставленная лестница ведет в верхний этаж, в жилище хозяина, где помещается брачное ложе. Тут стены увешаны разного рода оружием и праздничной одеждой хозяина и его семьи. Перед комнатой плоская крыша образует что-то вроде тока, окаймленного низенькой стеной. С этого высокого балкона представляется чудный вид в долину, на аул и гордый замок предков Цотеша, у подножия которого стекают два горных потока, Веги-чу и Туркал, а там, вдали, у истоков Веги-чу, белеют снежные вершины Веги-лам»[5].

В селении Тертие хорошо сохранился башенный комплес, а также некрополь на южной окраине.

На правом берегу реки Меши-хи было всего лишь два селения: Кегине и Джарие. Сторожевая башня Джарие видна с мыса Цой-педе, она нависает над пропастью на высокой, обрывистой скале.

Селения Бясте и Ами раскинулись на южном склоне хребта Бясте-лам, к северу от Аргунского ущелья, на левом берегу

 


[1]

[2]

[3]

[4] Сулейманов А. Топонимия Чечни. – Нальчик, 1999. – с. 92

[5] Ган К.Ф.

        Рубрика: История Чечни, Чеченские Тукхумы.                    

Оставить свой комментарий