Чеченская литература

        21 Февраль 2012              Прокомментировать

Абузар Айдамиров  Арби Мамакаев   чеченский алфавит XIX века

Чеченская письменная литература зародилась на основе фольклора, разнообразных и богатых жанров устного народного творчества, в которых тысячелетиями оттачивалась философская мысль, язык, художественные образы и символы. 

Проблема времени возникновения письменной литературы чеченцев связана с началом испльзования ими письменности. Нет сомнения в том, что в VIII-XIX веках чеченцы, жившие в горных районах, соседних с Грузией, пользовались грузинским письмом. В грузинской исторической литературе есть упоминания о переписке на грузинском языке между нахскими старейшинами и грузинскими царями, так же как и о распространении христианства на Северном Кавказе[1].

Археологические материалы[2] дают нам возможность предположить, что в аланский период чеченцы пользовались и византийским греческим письмом. Чеченские предания сохранили информацию о деятельности византийских миссионеров на территории расселения чеченцев в раннем Средневековье.

Саид БадуевИспользование письма в межгосударственных отношениях, в эпиграфике является основанием предположить и существование литературы, хотя бы в виде переводов и компилятивных сочинений этического характера. Но до нашего времени ни один из литературных памятников такого рода не сохранился.

Лишь сохранились чеченские предания об использовании в фамильных хрониках грузинского, византийского и, возможно, какого-то клинописного письма – «зил йоза».

Чеченские фамильные хроники – «тептары» являются наиболее древними письменными памятниками на чеченском языке, дошедшими до нашего времени.

Тептар – это вид исторической хроники, в которой излагается история определенной семьи, определенного рода в течение длительного периода времени. В каждой фамилии были люди, которые вели генеалогию рода, записывали  наиболее важные события в жизни рода и в жизни страны. Согласно фольклорным материалам, эти записи делались и на коже, и на дереве, и на камне.

В XVII веке, после принятия чеченцами ислама и распространения арабской письменности, большинство фамильных хроник были подвергнуты тщательной ревизии.

Древнейшие записи были уничтожены, а генеалогия большинства чеченских фамилий и патронимических групп возводилась к  VIII веку нашей эры. В основе большинства тептаров лежала генеалогическая легенда о переднеазиатском происхождении тех или иных чеченских фамилий. Эта же черта была свойственна и генеалогической литературе о происхождении феодальных фамилий мусульманских народов всего Северного Кавказа. Большинство дошедших до нашего времени хроник были написаны на чеченском языке арабским письмом или же на арабском языке.

В XVII – XVIII веке в Чечне появляется арабоязычная литература: религиозно-этические трактаты, переводы из восточных поэтов, любовная лирика. После приспособления арабского письма для чеченского языка стала развиваться чеченская литература, в которой были представлены, в основном, малые литературные формы.

Во время депортации чеченцев  в 1944 году практически все книги и фамильные хроники у чеченцев были изъяты и уничтожены. Сохранилось небольшое количество тептаров, которые люди успели спрятать, а также единичные экземпляры религиозно-философских трактатов, вывезенные офицерами НКВД за пределы Чечни.

После присоединения Чечни к России в XIX веке были сделаны первые попытки использовать для чеченского языка русское письмо. Во многом этому способствовала просветительская деятельность П.К.Услара, который посвятил много времени изучению языков народов Кавказа, их истории и культуры. При содействии поручика царской армии, чеченца, Кеди Досова в 1862 году он составляет первый чеченский букварь на основе кириллицы, обучает чтению и письму на родном языке первые группы чеченских детей. Просветительские устремления П.К.Услара при внешней лояльности не встретили поддержки со стороны правительства и поэтому не имели никаких последствий для чеченской культуры, хотя попытки создать чеченское письмо, доступное для всех и соответствующее грамматическому и фонетическому строю чеченского языка были и позже.

В 1866 году увидел свет «Чеченский букварь» русского ученого И.А. Бартоломея, составленный им на основе кириллицы[3]. В этой книге впервые в переводе на русский язык были опубликованы разные жанры чеченского фольклора (пословицы, поговорки, юмористические рассказы и героические сказки).

Во время своего пребывания на Кавказе Л.Н.Толстой записал со слов своих друзей Садо Мисербиева и Балты Исаева две чеченские песни в русской транскрипции, которые были блестяще переведены А.А.Фетом.

Во второй половине XIX века в среде чеченцев появляются люди, получившие европейское образование и блестяще владеющие русским языком, которые пытаются определить историческую и культурную миссию своего народа, его место в человеческой истории.

Одним из них был поручик Уммалат Лаудаев – автор историко-этнографического очерка «Чеченское племя». Несмотря на то, что в его работе чувствуется сильное влияние  официальной точки зрения на историю и культуру чеченцев, это первый письменный труд чеченца, написавшего о своем народе на русском языке. И в этом отношении сочинение У. Лаудаева представляет большую историко-культурную ценность.

В конце XIX – начале XX  появляется целая плеяда чеченских просветителей: Таштемир Эльдарханов, Денилбек Шерипов, Ахметхан и Исмаил Мутушевы.

Их политическая деятельность, публицистические статьи и выступления были направлены на улучшение социально-экономического положения своего народа, на его просвещение, приобщение к великой русской и европейской культуре.

Русскоязычная публицистика чеченских просветителей на рубеже веков явилась основой для последующего социального и культурного развития чеченцев, появления нового поколения европейски образованных людей, проявляющих интерес к своей культуре и истории.

В 1918 году во Владикавказе вышла книга «Из чеченских народных песен» Асланбека Шерипова, в которой были в переводе на русский язык опубликованы чеченские героические песни – «илли». В нее вошли три песни: «Абрек Геха», «Юсуп – сын Мусы», «Асир-абрек». В стиле, в образной структуре этих песен, которые, по сути дела, были вольным переложением чеченского оригинала, чувствовалось влияние романтических произведений А.С.Пушкина, М.Ю. Лермонтова, М.Горького. Помимо этого литературного опыта Асланбек Шерипов оставил после себя множество публицистических статей и выступлений, которые  отличаются прекрасным литературным русским языком, остротой мысли, хорошей логикой и четкой аргументацией. Несмотря на их злободневность и политическую направленность, им присущ юношеский максимализм и  революционный романтизм, чистая вера в святые идеалы революции.

Новая письменная литература на чеченском языке начинает формироваться только в 20-х годах 20 века. В 1923 году выходит сборник Ахмата Нажаева «Песни и рассказы». С 1925 года в Грозном начинает издаваться газета «Серло», на страницах которой появляются рассказы, очерки, стихи на чеченском языке А. Дудаева, Ш. Сагаипова, М. Сальмурзаева, И. Эльдарханова.

Их произведения отличались крайней декларативностью, схематизмом, отсутствием развитой образной системы. В них звучало восхваление советской власти, ее вождей, призывы идти к новой жизни, отказавшись от старых традиций и общественных устоев. При этом они были вынуждены осваивать новые литературные формы, искать новые образы, способы их выражения, в том числе путем перевода.

Зарождение классической чеченской литературы связано с творчеством Саида Бадуева, поэта, прозаика, драматурга. Литературная деятельность основоположника чеченской литературы, который прекрасно владел и чеченским, и русским языком, начинается с поэзии и драматургии.

В 1929 году в соавторстве с И.Эльдархановым он пишет пьесу «Закон отцов», в которой осуждает кровную месть как кровавый пережиток отживших традиций, разрушивший немало человеческих судеб, часто являющийся причиной гибели ни в чем неповинных людей. Вслед за ней Бадуев создает несколько сатирических пьес («Не всегда мулле байрам», «День разговения»), в которых едко и зло высмеивает лицемерие и ханжество большинства представителей чеченского духовенства, их жадность, трусость и порочность. В этих драматических произведениях писатель использует богатый антиклерикальный опыт чеченского фольклора, в котором образ жадного, глупого и трусливого муллы представлен достаточно ярко и широко. Язык этих пьес живой, народный, насыщен пословицами и поговорками.

Кроме того в течение нескольких лет из-под его пера выходит ряд пьес с актуальной политической тематикой, связанной с ломкой традиционных устоев чеченского общества, коллективизацией и классовой борьбой («Горы меняются», «За большевистский посев», «Политотдел», «Семья чабана», «Проснувшаяся ячейка»). Эти пьесы декларативны, в них нет психологической проработки образов, характеры героев схематичны, не прочерчены, конфликт часто носит искусственный характер.

Вершиной драматического творчества Саида Бадуева является пьеса «Красная крепость». Несмотря на то, что она также посвящена революционной тематике, драма отличается глубиной раскрытия характеров героев, тонким психологизмом, напряженной динамикой развития сюжетной линии, прекрасным литературным языком. Эта пьеса в постановке чеченского драматического театра пользовалась огромной популярностью у зрителей, а песни, написанные к ней, стали народными.

В 20-е годы Бадуев пишет цикл рассказов «Адаты», в которых пытается осмыслить пагубное влияние старых традиций и устоев на жизнь современного ему чеченского общества. В 1931 году выходит его роман «Петимат», первый чеченский роман, посвященный чеченской женщине, которая пройдя через страдания и тяготы, самостоятельно приходит к мысли о необходимости бороться за свое освобождение, за свое счастье.

В 30-годы в чеченской литературе появляется целая плеяда ярких, интересных имен, чьи произведения определят вектор ее развития на несколько десятилетий. Это – Халид Ошаев, Саид-Бей Арсанов, Магомет Мамакаев, Арби Мамакаев, Шамсуддин Айсханов. Роман С.-Б. Арсанова «Два поколения», изданный в 1931 году, был новой вехой в развитии чеченской литературы, свидетельствующий о ее зрелости. Герои Арсанова приходят в революцию через осмысление своей жизни, через познание диалектики добра и зла,  старого и нового. Они растут, развиваются в недрах событий, растет их самосознание, желание отказаться от всего старого, что коверкает их человеческую жизнь, их судьбы. Они приходят к выводу о необходимости бороться за свою свободу, за свое человеческое достоинство, но бороться не в одиночку, а вместе, сообща, независимо от конфессиональных убеждений и этнической принадлежности.

Проза Арсанова отличается реалистичностью описываемой действительности, интересом к деталям быта и жизни, более четкой психологической прорисовкой характеров героев, психологизмом[4].

В 20-30-е годы в чеченской литературе в количественном отношении преобладают поэтические жанры. Это было связано с тем, что поэтические традиции были древними и достаточно разработанными в устном народном творчестве чеченцев, в отличие от прозаических форм.

В лирике Абди Дудаева, Ахмата Нажаева, Магомета Мамакаева, Саида Бадуева тех лет преобладают политические мотивы. В своих стихах они рассказывают о новой жизни, призывают людей отказаться от всего косного, устаревшего. Много стихотворений посвящается вождям революции: Ленину, Сталину, Серго Орджоникидзе, Асланбеку Шерипову. В поэтических произведениях этого периода практически нет интереса к внутреннему миру героев, к их лирическим переживаниям. Лирический герой слит с массой, с эпохой. Он мыслит и говорит лозунгами, его размышления – это политические декларации, его обращения – это политические призывы, которые отличаются социальным пафосом и бескомпромиссностью.

В 30-е годы чеченская поэзия  выходит на новый уровень поэтического осмысления действительности. Появляются новые имена (Ш. Айсханов, Н.Музаев, А.Мамакаев), чье творчество обогащает ее новыми формами, новыми образами, идейно-эстетическими исканиями. Поэмы «Кровавые горы», «Разговор с матерью» М. Мамакаева, «Партизаны» С.Бадуева стали новым этапом развития не только поэзии, но и чеченской литературы вообще.

Поэма Арби Мамакаева «В горах Чечни» была ярким литературным явлением в культурной жизни чеченского общества в конце 30-х – начале 40-х годов XX века. Это прекрасная песня о трагической любви, размышления поэта о тяжелой судьбе своего народа, который будучи веками угнетаем, гоним, вынужденный в постоянных войнах защищать свою бедную, но свободную жизнь, становится заложником диких и кровавых традиций. Герои поэмы – люди красивые, сильные, свободные духом, стремящиеся к своему счастью через страдания, лишения, смерть, становятся невинными жертвами кровной мести. Написанная ярким, образным, красивым литературным языком поэма явилась гимном любви, дружбе, мужеству и чести.

Конец 50-х – начало 80-х годов XX века являет собой новый этап развития чеченской литературы. В это время наряду с писателями старшего поколения С.-Б. Арсановым, М. Мамакаевым,  Х.Ошаевым появляются молодые авторы, чье творчество в дальнейшем окажет сильнейшее влияние на духовную атмосферу современного им чеченского общества.

В романе С.-Б. Арсанова «Когда познается дружба» описывается жизнь в Чечне на стыке эпох, взаимоотношения внутри чеченского общества, отношения его с царской администрацией, судьбы отдельных людей. Писатель показывает грандиозные события революционного времени через жизнь своего главного героя, через его переживания и размышления. Времена меняются, меняется общество и главный герой, который приходит к мысли о необходимости активной, созидательной позиции в жизни, о необходимости самому защищать свое человеческое и национальное достоинство. В этом произведении Арсанов выступает как зрелый писатель, мастер слова, который создает яркие картины быта чеченцев, духовную и социально-политическую атмосферу  бурных событий на переломе веков.

Заметным событием в культурной жизни чеченского общества стал роман Халида Ошаева «Пламенные годы». Благодаря тому, что автор сам был очевидцем и участником революционных событий, встречался с Н.Гикало, А.Шериповым и другими революционерами, знал подоплеку многих событий на Кавказе, ему удается создать реалистичную, почти документальную, картину пламенных лет революции.

Этой же эпохе посвящен роман другого классика чеченской литературы Магомета Мамакаева «Мюрид революции». В нем писатель рассказывает о яркой и трагической судьбе Асланбека Шерипова, командира Чеченской Красной Армии, руководителя революционного движения в Чечне. Асланбек, образованный и мужественный человек, видел в революции единственную возможность для своего народа стать свободным и построить новую жизнь , избавиться от царского гнета, нищеты, устаревших традиций и мракобесия.  Он свято верил в идеалы революции и отдал за нее свою жизнь.

Следующий роман чеченского писателя «Зелимхан» также посвящен исторической личности – знаменитому абреку Зелимхану Харачоевскому, человеку, при жизни ставшему легендой, наводившему ужас на царских чиновников и жандармов Северного Кавказа в течение многих лет. Зелимхан у Мамакаева также обладает всеми качествами героя, но при этом он остается обыкновенным человеком, мечтающим о спокойной и мирной жизни. Писатель показывает, как Зелимхан из-за произвола и тупости царских чиновников вынужден выбрать путь абрека и защищать себя и всех обездоленных. Но каждая его победа оборачивается жестокими репрессиями против его близких, друзей, простых людей, которые ему помогали и сочувствовали. Столкнувшись с огромной и безжалостной государственной машиной, Зелимхан понимает обреченность своей борьбы, но пути назад у него уже нет. Но  Мамакаев не считает его борьбу напрасной и бесполезной. Зелимхан своей жизнью показал, что за свое человеческое достоинство и свободу нужно бороться. Он дал надежду простым людям на возможность справедливости в этом мире, на то, что и зло, как бы оно не было всесильно, может быть наказано. Абрек внушал такой страх врагам, что они боялись его даже мертвого. Наряду с образом Зелимхана писатель создает реалистичные и живые, психологически достоверные характеры его соратников, родных, царских чиновников, детали быта чеченцев, атмосферу жизни общества начала XX века.

Историческим событиям второй половины XIX века в Чечне посвящен роман Абузара Айдамирова «Долгие ночи». Это произведение оказало сильнейшее влияние на духовно-нравственное состояние чеченского общества. И дело не в художественных достоинствах романа, а в философии чеченской истории, в новой оценке роли известных исторических деятелей в судьбе Чечни, прежде всего имама Шамиля. Айдамиров показывает Шамиля как умного, образованного человека, тонкого политика, хорошего полководца. Но ему совершенно чужды интересы чеченского народа. Имам использует свободолюбие, мужество, воинственность чеченцев для достижения своих целей – создания наследственной теократической монархии. Но будучи уверенным в том, что эти же качества чеченцев могут ему помешать установить в имамате неограниченную личную власть, он под предлогом укрепления ислама уничтожает их традиционную культуру, свободный дух и независимость, этническую идентичность, чувство собственного достоинства.По Айдамирову, духовная гибель, утрата национального достоинства, этнической идентичности гораздо страшнее для народа по своим последствиям, чем сожженные дома и пашни, вырубленные леса. Роман «Долгие ночи» был предостережением современным поколениям чеченцев, но, к сожалению, его никто  не услышал.

Роман Шимы Окуева «Республика четырех правителей» – это широкое эпическое полотно, с большим географическим охватом и событийными и временными пластами. Писатель выступает в нем как сложившийся мастер слова, прекрасный знаток родного языка, устного народного творчества. Роман вышел уже после смерти писателя, но стал для чеченского общества настоящим литературным событием.

В 50-80 годы наряду с прозой развивается и чеченская драматургия, особенно жанр комедии. В ней появляются новые имена (Абдула Хамидов, Билал Саидов, Леча Яхъяев, Руслан Хакишев, Саид-Хамзат Нунуев).

Поистине народной стала пьеса А.Хамидова «Падение Бож-Али». Это была комедия с богатым, сочным, афористичным языком. Хотя герои ее были карикатурны, они были живые, узнаваемые, как бы выхваченные из реальной жизни. Именно реализм, бытовая и психологическая достоверность героев, сделали эту комедию легендарной. Многие цитаты из пьесы стали поговорками.

Если в чеченской прозе преобладает интерес к прошлому, к истории, к историческим событиям и личностям, то чеченская поэзия этого периода (конец 50-х – начало 80-х годов) отличается особым вниманием к внутренней жизни человека, к его переживаниям, философскому осмыслению жизни, лиризмом. Это является особенностью поэтического творчества не только молодых в то время авторов (Раиса Ахматова,  Магомед Сулаев, Хасмагомед Эдилов, Билал Саидов, Мусбек Кибиев, Шейхи Арсанукаев), но и поэтов старшего поколения (Магомет Мамакаев, Нурдин Музаев).

В 80-е годы появляется новое поколение чеченских писателей и поэтов, творчество которых определяет уровень и состояние чеченской литературы сегодня. Это Муса Бексултанов, Муса Ахмадов, Саид-Хамзат Нунуев, Апти Бисултанов, Умар Яричев, Леча Абдуллаев, Канта  Ибрагимов, Герман Садулаев.

Современная чеченская литература представлена сегодня плеядой писателей, которые работают в самых различных жанрах. Одни из них уже стали классиками (Муса Бексултанов, Апти Бисултанов, Муса Ахмадов, Умар Яричев), другие получили признание критиков и читателей (Канта Ибрагимов, Герман Садулаев, Султан Яшуркаев), третьи только ищут свой путь в литературе. Для объективного осмысления их творчества необходимо время, которое является самым беспристрастным судьей и критиком.

 


[1] Гамрекели В.Н. Об изучении прошлого. // Документы по взаимоотношениям Грузии с Северным Кавказом в XVIII веке. – Тбилиси, 1968. –с.37

[2]Надпись греческим письмом на камне боевой башни Кирды в Аргунском ущелье.

[3] Эта азбука после революции 1917 года легла в основу новой чеченской письменности, заменив собой латинскую графику.

[4] Туркаев Х.В. Путь к художественной правде. – Грозный, 1987.

 

        Рубрика: Чеченская культура.                    

Оставить свой комментарий